"Я теряю все, спасается только мое имя"

Прослушать новость

РБК публикует интервью с основным владельцем Бинбанка Микаилом Шишхановым. Накануне он возглавил совет директоров кредитной организации.

Перепечатывается в сокращенном варианте.

— Когда вы поняли, что банку нужна помощь ЦБ?

— С точки зрения экономики банка я понял, что помощь нужна, в начале этого года. Собственно, поэтому я и попросил миноритарного акционера Михаила Гуцериева активно заняться делами в банке. До этого он никак не был вовлечен в процесс ни управления, ни принятия рисков, ни развития. И я понимал, что, может быть, его промышленное мышление поможет. Но тогда была совсем другая модель возможного оздоровления. Все-таки были банки, которые мы взяли на санацию, а я напомню, это шесть банков системы Рост Банка, до этого мы взяли на санацию Москомприватбанк, и была скрытая санация МДМ Банка. В конечном счете в 2015-16 годах рынок и экономика не выправились, и мы увидели, что с заемщиками — беда, активы, к большому сожалению, не оздоравливаются...

Стали понимать, что экономика банка хромает. И мы начали процесс возможной смены инвестора, в том числе на Рост Банке. Когда новый закон по Фонду консолидации был принят, стало ясно, что появилась новая возможность по оздоровлению. Но банки не рушатся от экономики — экономику всегда можно подтянуть, в большей степени банки зависят от ликвидности. И конечно, те недобросовестные вбросы, которые были в июле месяце и по поводу "Открытия", и письмо от "Альфа-Капитала", дали серьезную нервозность. Я бы не сказал, что "Югра" какую-то особую нервозность дала. Безусловно, ситуация вокруг "Открытия" дала нервозность на рынке...

Фото РБК

Я понял, что ситуация может стать критичной, и, собственно, принял решение обратиться в Центральный банк за помощью в оздоровлении нашей банковской группы через Фонд консолидации, потому что я увидел, как это происходит в "Открытии" — все цивилизованно, банк дальше продолжает работать. Да, наверное, у первопроходцев иногда в опыте случаются какие-то казусы, но, в итоге, Центральный банк ведет себя очень логично и очень профессионально.

Поэтому я абсолютно спокоен и искренне понимаю, что это, наверное, самое правильное решение было на тот момент. Конечно, как и любой банкир, как любой собственник, хотелось бы до последнего тянуть, но так бы я подвел всех тех людей, которые верили Бинбанку. А я уверен, что они и дальше будут работать с Бинбанком. Моя задача сейчас: правильно организовать так называемый процесс перехода.

СМОТРИТЕ ПО ТЕМЕ:
СМИ: ЦБ готов объявить о санации Бинбанка
Собственник Бинбанка просит ЦБ санировать учреждение
Центробанк выделил Бинбанку средства для поддержания ликвидности

— Есть ли шанс, что в России останутся все-таки крупные частные банки, и от чего это будет зависеть? От конъюнктуры, от регулятора или от самих банкиров?..

— Я буду субъективен, как и любой человек, который строил бизнес. Наверное, у меня есть ощущение «может быть, было бы не так, а лучше б я так сделал». Конечно, будет. Я точно уверен, что крупный частный бизнес и в банковской сфере, он будет. Без частного капитала, я уверен, нет здоровой конкуренции. Поэтому я абсолютный приверженец рынка...

Но я убежден, что нет каких-то политических целей национализировать банковскую систему. Я действительно искренне понимаю логику Центрального банка, исходя из того, что нахожусь на фронте всех событий и вижу, что происходит с заемщиками. Наверное, Центральный банк сейчас просто предвосхищает события. Мы сейчас разговариваем о том, что будет оздоровление, при котором 75% уйдет в государство, а 25% останется старым собственникам. Как там дальше сложится — жизнь покажет. Но на данном этапе мы очень на это надеемся и будем по этому сценарию двигаться. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, скажу одно: да, существовать частные банки будут, и как в любом рынке всегда есть и взлеты, и падения...

— А сколько денег представил ЦБ на поддержание ликвидности и под какие условия?

— Это не большие деньги, не десятки миллиардов. Небольшие деньги для подстраховки по поддержанию ликвидности. Банк работает без этих денег, но когда можешь оказаться в критической точке, тебе лучше заранее предугадать — на то ты и банкир. И собственно, поэтому поддержку мы получили и спокойно себя чувствуем.

— А как вы считаете, сколько по времени будет санация продолжаться?

— Сам процесс, наверное, будет от 3-х до 8-и месяцев. Главная задача — банк продолжает работать, никаких заморозок требований, никаких bail-in, правильно выстроенная бизнес-модель, правильный обсчет капитала, четкое структурирование всех процессов, чтобы эти процессы все были прозрачные и понятные окончательно для Центрального банка. То есть здесь это сложный тяжелый труд, и я буду всеми силами, всеми возможными средствами поддерживать его, работать 24 часа.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Микаил Шишханов возглавил совет директоров Бинбанка
Бинбанк сообщает: поводов для беспокойства нет

— Фиксировали ли вы наплыв вкладчиков, пришедших снимать депозиты?

— Нервозность, конечно, есть. Но эта нервозность уже месяца полтора последние, к сожалению.

— Как вели себя вкладчики банка в сентябре? И держите ли вы и члены семьи Гуцериева деньги в Бинбанке?

— Конечно, держим. Держим, какие есть. Что касается поддержки там моих родственников, они очень сильно меня поддерживали и собственными деньгами, и компании клали депозит. Благодаря этому мы и держались. Потому что без поддержки было бы сложно. Я, конечно, все деньги только в Бинбанке держу. Где я еще могу держать?

— Выводить не будете?

— Да нет, ни в коем случае.

— Активы банк будет распродавать?

— Банк будет вести свою операционную деятельность максимально эффективно для банка. Надо будет — продавать будут, не надо будет — не будут продавать. Активов у банка много. Мы, наверное, один из самых капитализированных банков с точки зрения активов. Я вам искренне говорю, у нас активов хватит для работы для многих.