Прощай, оружие?

Прослушать новость

Андрей Москаленко

Очередного «перевооружения» российской оборонке не избежать. Главное при этом — не повторить советский опыт диверсификации ВПК. Как военным промышленникам предстоит адаптироваться к условиям современного, цивильного рынка и кто уже смог успешно «перековать мечи на орала» — выяснял «Бизнес-журнал».

Оборонно-промышленному комплексу (ОПК) страны предстоит пережить еще одну конверсию. На необходимости наладить выпуск конкурентной и высокотехнологичной продукции гражданского назначения настаивает президент России Владимир Путин. «Пик загрузки ОПК в рамках гособоронзаказа, — сказал он,  — произойдет в 2017 году, и потом все будет только постепенно снижаться». В связи с этим глава государства рассчитывает, что оборонные предприятия используют накопленный потенциал для скорейшей диверсификации производства: «Нужно думать об этом сегодня и предпринимать необходимые для этого шаги». Конкретную задачу отечественным оборонщикам поставил председатель правительства РФ Дмитрий Медведев: «К 2030 году российский ОПК должен выпускать не менее половины гражданской продукции». Для сравнения: сейчас «штатская» доля на военных предприятиях составляет всего 17%.

УРОКИ ИСТОРИИ
С задачей масштабного перехода от военного производства к гражданскому наша страна сталкивалась трижды. Впервые пустить «копья на серпы» потребовалось после окончания Великой Отечественной войны, в 1945 году. Вторая волна конверсии накрыла СССР в середине 1980-х, во времена «перестройки», когда гонка вооружений отошла на второй план. Именно к этой реформе у отечественных историков и представителей ОПК сейчас больше всего претензий. «Среди оборонщиков та «конверсия» расшифровывалась довольно уничижительно, ближе к слову «диверсия», — вспоминает вице-премьер России, председатель коллегии Военно-промышленной комиссии РФ Дмитрий Рогозин. — Почему? Да потому что на бумаге все было красиво, а на практике оказалось пшиком. Высокотехнологичные предприятия делали кастрюли, утюги. Это была не только технологическая дискредитация, но еще и моральный удар по нашим предприятиям. Сейчас такого быть не должно».

Борьба с собой
Чтобы новые конверсионные процессы оказались эффективными, в первую очередь, по мнению экспертов, необходимо позволить нашим предприятиям ОПК внедрять военные технологии в гражданскую продукцию. Эта проблема, по словам президента Академии проблем военной экономики и финансов Сергея Викулова, существовала еще во времена СССР — и до сих пор является «узким местом». США, к примеру, еще с 40-х годов прошлого века широко используют передовые военные технологии «на гражданке», и от этого военная мощь Америки не страдает. Стоит лишь напомнить, что значительная часть технологий, «взорвавших» мир (таких как Интернет, GPS, сенсоры и пр.) пришла на рынок именно из оборонки. А у нас и сегодня опасаются, что тиражирование военных технологий выйдет боком.
Очевидным препятствием к новой диверсификации является и определенная инертность самих оборонщиков. Так, по оценкам заместителя генерального директора Агентства технологического развития РФ Юрия Абрамова, из более чем 1 300 предприятий, входящих сейчас в реестр ОПК, развивать производство гражданской продукции готовы не более 10%. «Применительно к ОПК России нужно сказать, что он до сих пор продолжает оставаться неким государством в государстве, — отмечает Дмитрий Рогозин. — Это поддерживается целым рядом барьеров, включая систему ценообразования и модель финансирования контрактов, и, конечно, самой психологией участников этого большого рынка».

ФОРСИРУЯ СОБЫТИЯ
Поэтому и не удивительно, что, когда в современной России вновь заговорили о необходимости конверсии военных производств, оборонщики отнеслись к новым веяниям с тревогой. По словам исполнительного директора компании «Финвал-инжиниринг» Алексея Петрова, у наших оборонщиков подход был всегда прост: «мы делаем и продаем качественную продукцию государству в нужном количестве и в рамках установленной заказчиком цены, а что дальше — нас не касается». А тут вдруг от них стали требовать максимальной гибкости, изучения потребностей рынка…
«Сложность этого поручения для предприятий ОПК сильно недооценена, — поясняет эксперт. — Прежде всего потому, что наши оборонщики в большинстве своем не имеют опыта работы в условиях рынка и плохо себе представляют, какую гражданскую продукцию они могли бы производить. Сейчас на предприятиях ОПК в принципе нет понятия «маркетинг продукции», а оно очень важно. Однако потребности в нем раньше в оборонпроме никто не видел. А теперь, когда предстоит конверсионный переход, никто не знает, что именно выгодно выпускать. К тому же у большинства руководителей военных заводов нет представления, как продвигать свою продукцию на рынке».
С коллегой категорически не согласен генеральный директор ПАО «Октава» Александр Веселов (Тула): «Проработав последние 20 лет на предприятиях разной направленности — оборонных заводах, выручка которых на 70–100% формируется госзаказом, и частных производственных компаниях, работающих на высококонкурентных рынках, — могу отметить, что предпосылок для успеха на этом пути у предприятий ОПК гораздо больше, чем принято думать. Это и квалифицированные опытные кадры, и современное высокотехнологичное оборудование, и собственная база НИОКР, позволяющих уже сейчас создавать востребованную продукцию двойного назначения, и свободные производственные мощности». Для форсирования процесса конверсии оборонных предприятий, по мнению Веселова, необходима не только внешняя помощь со стороны государства, но и серьезная внутренняя работа — по перестройке технологических процессов и сознания топ-менеджмента. Видимо поэтому заявленная Медведевым доля (50%) «штатских» товаров в общей структуре производства и сбыта нисколько не пугает руководителя этого предприятия, перешедшего в июне 2017 года под прямое управление госкорпорации «Ростех». Более того, доля от реализации гражданской продукции (микрофоны, телефоны, капсюли) и изделий «двойного» назначения (гарнитуры низкого и среднего шумоподавления) в структуре выручки «Октавы» составила 48% уже по итогам прошлого года.
О том, что «перевооружение» всего российского ОПК неизбежно, но бояться его все же не стоит, говорил на прошедшей недавно международной промышленной выставке «Иннопром-2017» и директор по особым поручениям «Ростеха» Василий Бровко: «Мировой рынок вооружений последние 10 лет растет со среднегодовым темпом в 1,5%; это очень близко к стагнации. После завершения госпрограммы вооружения значительно снизится госзаказ, а вместе с ним — и нагрузка на предприятия ОПК». Ключевую роль в рамках конверсионной стратегии «Ростеха» должен сыграть его «Электронный кластер», в который вошли холдинги «Росэлектроника», «Автоматика» и «Швабе». Задача, поставленная перед кластером, — кардинальное увеличение в структуре выручки доли гражданской продукции, которая уже к 2025 году должна составлять более 60%. Наиболее перспективным направлением для российского ОПК на гражданском рынке Василий Бровко называет сегмент медтехники. К примеру, доля гражданской продукции в холдинге «Швабе» ежегодно растет: с 19,5% в 2015 году до 24,3% в 2016-м. А неонатальное оборудование, произведенное этой ростеховской «дочкой», уже было поставлено в 23 перинатальных центра и помогло сохранить жизни более чем двум миллионам детей.

Право сильного
Естественно, в какой-то момент на пути конверсии 3.0 встанет и заполненность внутреннего рынка аналогичной импортной продукцией. По мнению генерального директора ОАО «Тулаточмаш» Владимира Филиппова, демпинговые цены на товары, изготовленные в Юго-Восточной Азии (Китай, Корея, Вьетнам и т. д.) и импортированные под псевдоотечественными торговыми марками, создают невыгодные условия для российских оборонных предприятий, которые разрабатывают и производят продукцию гражданского назначения своими силами, на территории страны. В качестве примера эксперт предлагает рассмотреть гражданскую продукцию, выпускавшуюся ранее на его предприятии, — чулочные и перчаточные автоматы, жаккардовые машины для производства узорных тканей и другой текстильной продукции. В период с 2007 по 2017 год это направление столкнулось с падением объемов производства практически до нуля, вызванным в основном поставками иностранных производителей.
«Да, сейчас на предприятиях при создании конверсионного продукта получается качественное, но дорогостоящее изделие, — добавляет Александр Веселов из тульской «Октавы». — Однако конверсия требует более гибкого подхода к технологии создания гражданской продукции». «Октава», к примеру, прошла по этому пути еще в середине 90-х годов. Результатом работы стала широкая линейка конденсаторных и ламповых профессиональных микрофонов, которые по качеству равны зарубежным аналогам. При этом стоимость микрофонов тульского производства ниже, чем у конкурентов, на 20–30%, а по некоторым моделям — даже в 2–2,5 раза.
Так что при прочих равных: развитии конкуренции, правильном планировании, а самое главное — маркетинге и понимании своего нового клиента — у оборонных предприятий есть шансы заполнить брешь в экономике и освоить крупносерийное промышленное производство гражданской продукции.