Трудный хлеб

В 2016 году Россия собрала рекордный урожай зерновых культур за последние 40 лет — более 120 млн тонн. Однако рекордных темпов роста экспортных поставок в этом сезоне не случилось.

Российские отрасли сельского хозяйства, где экспорт был бы основным драйвером развития, немногочисленны, одна из них —  зерновая.
Но динамика экспорта зерновых в этом сезоне не радует. Согласно данным, озвученным президентом Российского зернового союза Аркадием Злочевским в феврале, в начале сезона планировалось во что бы то ни стало «вытолкнуть» из страны 41 млн тонн зерновых, из них —  около 30 млн тонн пшеницы. Это позволило бы избежать сильного давления на рынок избыточных объёмов зерна. Однако уже сейчас понятно, что эти планы вряд ли удастся осуществить.
Динамика вывоза в этом сезоне, по состоянию на февраль, отставала от прошлогодних показателей: с начала сезона (с 1 июля 2016 года) было вывезено 23 млн 767 тыс. тонн зерна, на 1,4% меньше, чем за тот же период прошлого сельхозгода.
В РЗС называют главной причиной торможения процессов вывоза зерновых укрепление рубля, которое сильно бьёт по экономике экспортных операций. В ноябре-декабре рубль укреплялся: в декабре темпы экспорта зерновых по отношению к декабрю 2015-го падали более чем на 20%.
Кроме того, на снижение темпов экспорта влияют завышенные ожидания сельхозпроизводителей по цене, утверждают в «Международной зерновой компании»: рынок не готов столько платить. У России немало конкурентов на мировом рынке. «В мире в этом сезоне высокий уровень производства зерновых, —  отмечает Евгений Зайцев, эксперт по зерновому рынку Института конъюнктуры аграрного рынка, — поэтому излишки с российского рынка тяжело снимаются до сих пор».

Дефицита хлеба не будет
Внутренние цены на зерновые в начале года росли, говорит Евгений Зайцев из ИКАР, но после нового года начался тренд на снижение. Это объясняется недостаточно активным экспортом на фоне того, что основные покупатели зерна —  мукомолы и животноводы —  за первую половину сезона (с июля по конец декабря) сформировали необходимые им запасы и начали работать дальше на снижение цены, а стагнирующий рынок не смог им сопротивляться.
«Нет движения по зерну —  ни по продовольственной пшенице, ни по фуражу, похожая ситуация с подсолнечником и кукурузой, более-менее активный спрос на рапс», — комментирует Фёдор Романовский, гендиректор ООО «ПХ «Лазаревское» (Тульская область).  
По данным РЗС,  пшеница третьего класса идёт на рынке по 10 300 руб. за тонну, 8700-9 200 —  четвёртый класс (в зависимости от  качества), 7,5 тыс. —  фуражное зерно. При этом средняя себестоимость пшеницы прошлого урожая от 7 до 7,5 тыс. руб. на тонну. Понятно, что рентабельность производителей снизилась. В прошлом году себестоимость была 6-6,8 тыс. на тонну, а цены выше.
Аграриев не может поддержать и внутреннее потребление: в последние годы животноводство хорошо растёт за счёт импортозамещения, отмечает Евгений Зайцев из ИКАР, но этого недостаточно. «Многие птицеводы сами выращивают зерно, а свиноводы даже продают много своего зерна на рынок», —  отмечает Фёдор Романовский.
На снижение внутренних цен влияют также проблемы с качеством зерна сезона 2006-2017—  это касается и пшеницы, и кукурузы, и ячменя. «У нас впервые за всю историю такое низкое качество зерна, —  говорит Романовский. —  Непогода сделала своё дело». Дождливая погода способствовала росту растений, причём не только культур, но и сорняков, и обеспечила высокий урожай, но в то же время привела к тому, что качество работ во время уборочной кампании снижалось. Сильно сократилась доля пшеницы третьего класса (используется в хлебопечении для производства самых распространенных сортов хлеба в России; это сильная пшеница, не нуждающаяся в улучшениях с помощью примесей), и в то же время увеличилась доля четвёртого класса (нуждается в улучшении более сильными сортами) и фуражной пшеницы.
В феврале даже заговорили о том, что в России по итогам сезона (июль 2016 —  июнь 2017 года) может возникнуть дефицит качественного зерна для выпуска хлеба, это при рекордном-то урожае в 73,3 млн тонн.  В материалах Совета Федерации к совещанию о прогнозном балансе ресурсов и использования зерна в стране отмечалось, что 5 лет назад 50% урожая приходилось на пшеницу третьего класса, а в этом году 24,5%, при этом значимая часть этой пшеницы уходит на экспорт. В документе утверждалось, что это показатель отсутствия в стране механизмов, стимулирующих аграриев  выращивать высококачественное зерно.  
Представитель Минсельхоза России не согласился с тем, что в стране дефицит качественного зерна, уточнив, что, скорее, имеют место рыночные перекосы, когда качественное зерно сконцентрировано в Сибири, за Уралом и в Предуралье. Однако в целом регионы не подтверждают наличие дефицита. Перевозки зерна в европейскую часть, где концентрируются основные потребители качественной пшеницы, создают давление на цены. Аркадий Злочевский приводил пример: в европейской части России пшеница третьего класса стоит 10 300 за тонну, доставка из Сибири обходится в 2,3-2,5 тыс., но пшеницу по 8,3 тыс. там купить невозможно.
Директор аналитической компании «Совэкон» Андрей Сизов позднее прокомментировал ситуацию: в 2012 году было произведено лишь 38 млн тонн пшеницы, так что сравнения не совсем корректны. По его данным, производство пшеницы 3-го  класса составило в 2012-м около 19 млн тонн, а в 2016-м — около 18. «Нет и быть не может дефицита ни пшеницы, ни муки», —  заключил Сизов, добавив, что цены на хлеб в первом полугодии 2017-го будут близки или ниже уровня инфляции.

Сюрприз от соседа
По прогнозу Российского зернового союза, в сезоне 2016-2017 экспорт составит 36,5-37 млн тонн (в прошлом сезоне было вывезено 34,5 млн тонн) —  об этом говорят текущие темпы поставок, маржинальность экспортных операций и макроэкономическая ситуация.
«Темпы экспорта недостаточны для того, чтобы снизить переходящие запасы», —  говорит представитель «Международной зерновой компании». По данным компании, объёмы экспорта на текущий момент в среднем ниже уровня прошлого года на 1,8%.  
Аналитики ожидают, что «застой» на рынке приведёт к рекордным переходящим запасам зерна на конец следующего сезона. Есть угроза резкого снижения внутренних цен. Такое уже случалось: в 2009 году цены упали с 9,5 до 3 тысяч рублей за тонну пшеницы, что привело к недосеву и недостаточному финансированию посевной кампании.
Непростая ситуация на рынке, грозящая затовариванием, усугубилась, когда Турция, один из основных зерновых партнёров России, преподнесла сюрприз: по информации, не подтверждённой официально на момент подготовки материала турецкими властями, с 15 марта введена 130%-я пошлина на ввоз российской пшеницы, кукурузы, подсолнечного шрота. А это означает полную остановку поставок, по крайней мере, на какое-то время. Информацию об этом получили из неофициальных источников Институт конъюнктуры аграрных рынков и Национальная ассоциация экспортёров сельскохозяйственной продукции. Российский Минсельхоз моментально сделал ответный удар, заявив, что Турция на российском зерне, с грубыми нарушениями правил ВТО, выстроила мощнейшую, субсидируемую со стороны государства мукомольную отрасль и стала важнейшим игроком на мировом рынке муки. А Россия возит за рубеж зерно, а не продукцию высокого передела.
Демарш Турции может быть связан с тем, что Россия запретила ввоз овощей из этой страны, считают эксперты. Рынок зерна не ограничивается одной Турцией, оперативно заявил пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.
Спрос на российское зерно в мире есть. Традиционные покупатели — Египет, Саудовская Аравия, Иран, но в последнее время, как говорят в Международной зерновой компании, Россия значительно нарастила объёмы поставок в Бангладеш, Марокко, Вьетнам, Ливан. Есть ещё Тунис и Ирак, которым тоже интересно российское зерно. Да что говорить, нашу пшеницу покупает более сотни стран.
Россия, разумеется, найдет, куда направить освободившиеся потоки, но в данный момент «ссора» с соседом очень уж некстати. Хотя, возможно, у нее могли бы быть положительные последствия: если бы мы начали развивать во что бы то ни стало свою переработку зерна и мукомольную отрасль —  хоть и «назло соседу».

АПК и новые технологии


В 2019 году 30% предприятий АПК будут использовать технологии интернета вещей —  планируют авторы «дорожной карты» по внедрению интернета вещей в агропромышленном комплексе. Карта разработана по поручению зампреда правительства РФ Аркадия Дворковича в соответствии с указом президента РФ «О мерах по реализации государственной научно-технической политики в интересах развития сельского хозяйства». Технологии интернета вещей должны помочь аграриям повысить производительность труда и перейти от традиционных методов к точному, интеллектуальному земледелию. В рамках пилотных проектов будут внедрены механизмы оперативного получения данных для систем мониторинга и прогнозирования, в том числе с использованием беспилотных авиационных систем и беспилотных летательных аппаратов; космический мониторинг земель сельхозназначения, системы идентификации животных. В качестве примеров применения высоких технологий в сфере АПК аграрии называют GPS- и ГЛОНАСС-трекинг техники, съёмки с БПЛА, позволяющие контролировать внесение удобрений и другие процессы; реальную пользу сельхозбизнесу может принести анализ космических снимков. Государство будет стимулировать аграриев применять новые технологии: планируется разработать правовой акт, предусматривающий снижение ставки налога для предприятий АПК за счёт расходов на внедрение технологий интернета вещей.
Инновации в сельском хозяйстве —  направление, которое будет активно развиваться в ближайшие годы под давлением фактора импортозамещения и повышения эффективности производственных процессов, говорит Гульнара Биккулова, заместитель генерального директора, директор по развитию РВК. Растёт интерес российских инвесторов к агробизнесу, что обусловлено ростом сельского хозяйства в нашей стране (в 2015 году, по официальной статистике,  он составил 18%). В мире инвестиции в сельское хозяйство входят в топ инвестиционных приоритетов, поскольку потребность в здоровой и доступной пище является базовой для большинства стран мира, и она пока не удовлетворена.
По мнению Татьяны Саниной, генерального директора инновационного центра «Бирюч-НТ» (R&D центра ГК «ЭФКО»),  инновации с наибольшим потенциалом для российского рынка АПК сосредоточены в таких областях, как биотехнологии для растениеводства, переработки сырья и отходов, геномный анализ и геномная селекция для растениеводства и животноводства. «Уровень восприимчивости, готовности внедрять инновации в российском аграрном секторе пока достаточно низкий, —  говорит она.  —  Это видно хотя бы потому, что в этом году «ЭФКО» оказалась единственным индустриальным партнёром в треке AgroBioTech&Food акселератора технологических проектов GenerationS (проводится Российской венчурной компанией с 2013 года), а это крупнейшая площадка для поиска инновационных проектов в агробиотехе. Российский бизнес, особенно АПК, достаточно закрытая среда. Немногие компании готовы вкладывать деньги в инновационные проекты, без гарантии 100%-й отдачи и быстрого ощутимого экономического эффекта, а такой гарантии в инновационных проектах нет никогда». При этом, добавляет Санина, потребность России в модернизации сельскохозяйственного производства путём внедрения передовых технологий огромна.
В сфере перспективных биотехнологий для растениеводства подвизается стартап —  победитель AgroBioTech&Food, краснодарская компания «Мануфактура зелёных технологий», создающая органические биопрепараты для защиты растений на основе новых штаммов бактерий —  альтернативу пестицидам. Разработчики получили 500 тысяч рублей на развитие технологии и грант Фонда содействия инновациям в размере 2 млн руб. по программе «Старт». Кроме того, призы получили стартапы, разработавшие смеситель-инкрустатор, позволяющий снизить повреждение семян во время их обработки средствами защиты от вредных для растений бактерий и вирусов, а также ДНК тест-системы для пищевой промышленности: эта технология определяет микробиологические загрязнения и позволяет оперативно проверить пищевые продукты на содержание патогенных микроорганизмов через ДНК-анализ.